Предыстория и новое знакомство
О Кинешме я слышал в детстве, хотя родился и вырос далеко на Юге и от моего родного города до Кинешмы почти полторы тысячи километров
 
Армавир-Кинешма
 
Каким-то чудом некоторые документы и фотографии сохранились с тех пор, как мои прапрабабушка и прапрадедушка со всеми своими детьми уехали из Кинешмы почти сто лет назад. Тогда в Российской Империи начинались беспорядки, переросшие в революцию. Семья купила дом в Армавире, но разразилась Гражданская война, и до Армавира они добрались не сразу. Мне было мало лет, поэтому я запомнил не все, что слышал от своей прабабушки и ее сестер в детстве, да и рассказывали они хорошее, а о плохом старались не вспоминать. Позже я расспрашивал бабушку и маму, но они родились уже на Юге, а о Кинешме и переселении знали из рассказов. Я продолжаю изучать эту историю и знаю пока не все подробности. Семья была большая, но кто-то погиб еще в Гражданскую на Дону, а кто-то во время репрессий тридцатых годов. Потом была Великая Отечественная война, когда эвакуация проводилась в спешке и можно было брать с собой минимум самых нужных вещей. Поэтому я назвал чудом тот факт, что после всего этого ужаса у меня есть фотографии, сделанные в начале 20 века в далекой Кинешме. Например, эти. Николай Ильич и Любовь Васильевна Чесноковы. Мои прапрадедушка и прапрабабушка
Николай Ильич Чесноков. КинешмаКинешма. Гольдфейн
Любовь Васильевна Чеснокова. КинешмаКинешма. Гольдфейн
 
Моя прабабушка Антонина Николаевна Чеснокова родилась в 1898 году. На фотографии она справа, а слева ее сестра Зоя. Зоя погибла в Ростове на Дону во время Гражданской войны
 
Зоя и Антонина Николаевна ЧесноковыКинешма. Гольдфейн
 
Но зачем это все? Я просто хочу знать больше о тех людях, благодаря которым появился на свет. К сожалению, по линии мамы мне известны только пять поколений, включая меня самого. И я не знаю девичью фамилию прапрабабушки, поэтому пока не могу узнать больше о своих предках по этой линии. Прапрабабушка родилась не в Кинешме, у нее был брат в Москве, но это все, что мне известно. Осенью 2013 года я сделал анализ ДНК, и если результаты по линии отца (Y-DNA, Y-ДНК) были вполне предсказуемы, и этот тест я делал просто из любопытства, то от mtDNA (митохондриальная ДНК, мтДНК) я ожидал получить больше полезной информации. Если коротко, то по мнению генетиков примерно каждые пять поколений происходят мутации, которые навсегда оставляют след в Y-ДНК. Эта уникальная информация передается только по мужской линии (от отца к сыну). Два совершенно незнакомых человека могут сравнить свои результаты анализов Y-ДНК и посчитать, сколько поколений назад жил из общий пра...прадедушка. Такая же информация хранится и в мтДНК, но передается только через женщин: от матери к дочке и сыну, от дочери ее детям, но от сына уже никому. При этом мутации могут происходить через произвольное количество поколений, и если у двух человек полностью совпали результаты анализа мтДНК, то это может значить, что их общим предком была мама или пра...прабабушка, жившая 3000 лет назад. И речь идет не только о совпадении гаплогрупп (моя, например, j1b1a1b), а о полном совпадении HVR1, HVR2 и Coding Region. Зачем я публикую все эти имена, фотографии и результаты тестов ДНК? Возможно, кто-то, как и я, ищет сведения о своих далеких предках и найдет что-то полезное на этих страницах. Мне стоило большого труда найти единственного человека, с которым у нас полностью совпали результаты по мтДНК, но после пары месяцев переписки мы не нашли общих прабабушек в ближайших пяти поколениях, а о тех, кто жил раньше середины 19 века по материнской линии ни у меня, ни у этой женщины сведений нет. При этом известные нам прапрабабушки вышли замуж в одном регионе, но обе родились не там, где вышли замуж, хотя это может быть и простым совпадением. Очевидно, что искать нужно было в записях церквей, где венчались прапрабабушки и прапрадедушки. Я взял на всякий случай метрику сестры моей прабабушки и отправился в Кинешму. Сразу замечу, что нашел очень мало. Церкви были закрыты в советское время, записи изъяты и отправлены в архив. Но их не было в архиве Кинешмы. Часть архива хранилась в Костроме и сгорела при пожаре, а другая часть хранится в архиве Иваново, в который я пока так и не добрался. Уже в Кинешме я узнал, что записи Вознесенской церкви, где крестили и венчали моих предков, вывезли в Ивановский архив, и эти записи сохранились до настоящего времени. Осталось только найти время, добраться до архива и найти эти записи. Но в мае 2012 года все это мне только предстояло узнать. Получилось так, что я был первым, кто приехал в Кинешму с тех пор, как почти век назад ее покинули мои прапрадедушка, прапрабабушка и девять их детей. Я забронировал номер в гостинице, вечером сел в поезд в Москве, где живу сейчас, и утром уже был на берегу Волги
 
Кинешма
 
  На Волге был небольшой шторм, а номер я снял в гостинице на воде, и в первый день пол в номере иногда уходил из-под ног. В архив я попал на следующий день, но полки были заполнены протоколами земских собраний и только в адрес-календаре за 1914 год была запись о моем прапрадеде. Я знал, что он работал на железной дороге, но не знал, что в 1914 году был делопроизводителем
 
Кинешма. 1914
 
Я сфотографировал старое здание железнодорожного вокзала вечером в сентябре 2012 года, когда уезжал из Кинешмы. В этом здании и работал, вероятно, мой прапрадед. Сейчас вокзал находится в другом здании. В Кинешме я побывал дважды, и на этих страницах фотографии начала мая и середины сентября в произвольном порядке
 
Кинешма
 
Сотрудница архива показала мне документы дореволюционного периода, а когда я изучил их все, посоветовала зайти к начальнику вокзала и в музей. Надо заметить, что в маленьком городе, который живет своими современными заботами, мой интерес к делам столетней давности воспринимали как чудачество. Люди менялись в лице и задумывались на некоторое время, пытаясь, наверное, понять, о чем я только что спросил, как они могут мне помочь и зачем вообще это нужно. Меня же давно не удивляет то, что многие читают или смотрят по телевизору выдуманные истории несуществующих людей, но при этом даже не знают, как звали их прадеда по любой из линий. Каждый раз я видел это удивление и недоумение на лицах, поэтому в кабинете начальника вокзала сразу же объяснил, едва сдерживая смех, что я не сумасшедший, но на этой железной дороге сто лет назад работал мой прапрадед, и если сохранились какие-то документы того времени, то я хотел бы их посмотреть. Начальника вокзала не было, а его помощница отнеслась к мой просьбе серьезно после того, как выслушала краткое изложение истории давно минувших дней. Она куда-то позвонила и выяснила, что документы начали хранить только со времен Великой Отечественной, поэтому помочь мне ничем нельзя. В художественно-исторический музей я не попал в мае, потому что там был ремонт после переезда. В сентябре музей был открыт и пуст. Я встретился с директором и научным сотрудником музея Юлией Виноградовой. Архивных документов у нее не было, но она показала место, где находилась когда-то "Фотография Гольдфейна",
 
Кинешма
 
и пригласила на юбилейную выставку известного художника Кинешмы Евгения Трофимова
 
Кинешма. Трофимов
 
У меня оставалась надежда на Вознесенскую церковь, где венчали и крестили моих прабабушек и прадедушек. По воле случая именно в здании этой церкви находился в советское время художественно-исторический музей Кинешмы и только в 2011 году он переехал из здания церкви на новое место. О Вознесенской церкви и других храмах Кинешмы на следующей странице
Оглавление

Пожалуйста, при использовании фотографий, текста и других материалов этого сайта указывайте источник  -  этот сайт и автора (Игорь Бондарев, www.bondareff.ru) со ссылкой на этот сайт
© Игорь Бондарев, 2005—2015