Фивы. Храм Рамсеса II, Рамессеум. Озимандий
Ramesseum, memorial or mortuary temple of Ramesses II. Ozymandias

Имя храму дал Шампольон, который его исследовал в 1829 году. Место на картах Google


Как и многие другие храмы Египта, мемориальный (поминальный, заупокойный и т.д.) храм Рамсеса II плохо сохранился. Его строили при жизни Рамсеса II около 20 лет. Храм назывался Домом миллионов лет Усермаатра-Сетепенра (тронное имя Рамсеса). На первой фотографии только часть храма. Традиционно для Нового Царства перед храмом был пилон с традиционным же для Рамсеса II изображением победы над хеттами при Кадеше. Нет больше Рамсеса и побежденных хеттов, остались только камни, и сейчас это выглядит так


Мы ехали из Долины Царей, Шенода ругался с водителем, а потом машина остановилась у храма Рамсеса. Здесь было безлюдно. Группа французов подъехала одновременно с нами, но ветер уносил звуки их разговоров. Я сел в тени деревьев и оказался в каком-то другом времени. Не в том, когда храм еще не был разрушен, а в другом, когда здесь было не встретить людей на километры вокруг, а новому миру еще предстояло появиться через полторы тысячи лет. Все уже было забыто, но еще не было найдено. Никто уже не прославлял Рамсеса Великого, но и церковь нового бога в храме еще не появилась. Безвременье, когда потомки тех, кто создавал колоссы, уже не могли прочитать высеченные на камнях надписи и вспомнить, кто и зачем построил все это. Древняя столица превратилсь в несколько чахлых деревень. Иногда в этих местах появлялись люди, не знавшие язык. Им переводили местные байки, а потом они уезжали пересказывать увиденное и услыщанное в свой далекий мир, который исчез позже


Сохранилось описание этого храма, сделанное Августом Диодором (Диодор Сицилийский) в 1 веке до нашей эры в «Исторической библиотеке». Так была описана статуя Рамсеса II:

У входа находятся три статуи, каждая из цельного куска черного камня из Сиены, одна из которых, сидящая, самая большая из всех в Египте; ее нога, если измерить, достигает семи локтей, а две другие, стоящие на коленях, справа и слева - его дочь и мать, достигают размеров первой. И это достойно похвалы не только за свои размеры, но и вызывает удивление мастерством исполнения и особенностью камня, так как в настолько великом блоке, не наблюдается ни одной трещины или пятна. Надпись на ней гласит: "Я царь царей Озимандий. Если кто-либо пожелает узнать, сколь велик я был и где покоюсь, то пусть будет он потрясен одним из моих трудов".

Обломки статуи Рамсеса II сейчас лежат у входа. Проведенные измерения и подсчеты показали, что она должна была весить около тысячи тонн и быть высотой до 19 метров. Больше, чем колоссы Мемнона и тяжелее любого обелиска Хатшепсут.

Во втором дворе храма Диодор упоминал в том числе:

две сидящие монолитные статуи, двадцати семи локтей, у которых в перистиль ведут три входа, за которыми воздвигнуто, покоящееся на колоннах помещение

По описанию Диодором второго двора французские инженеры Jean-Baptiste Prosper Jollois и Édouard de Villiers du Terrage из экспедиции Наполеона смогли идентифицировать найденный храм как «могилу Озимандия» или «Дворец Мемнона». Французы пытались увезти часть одной из двух статуй во Францию, но их попытки закончились неудачей.

В 1815 году Джованни Бельцони прибыл в Каир, где построил паше Мухаммеду Али гидравлическую машину собственного изобретения, которая, однако, не пригодилась.

Британский консул Генри Солт узнал о Джованни Бельцони и нанял его для доставки в Лондон верхней части статуи Младшего Мемнона (Younger Memnon) – одной из двух статуй, стоявших во втором дворе.

Бельцони смог сделать то, что не удалось французам, и часть статуи весом 7 тонн прибыла в Лондон в 1818 году. Общая обстановка тех лет (разгром Наполеона и его отправка на остров Святой Елены), шумиха, связанная с доставкой статуи из пустыни в Лондон, равно как и рассказы о более величественных сооружениях, оставшихся в пустыне, вдохновили Перси Шелли на написание знаменитого «Озимандия», где он упомянул надпись на гигантской статуе Рамсеса II, о которой писал Диодор Сицилийский (перевод Бальмонта):

      Я встретил путника; он шёл из стран далёких
      И мне сказал: вдали, где вечность сторожит
      Пустыни тишину, среди песков глубоких
      Обломок статуи распавшейся лежит.

      Из полустёртых черт сквозит надменный пламень,
      Желанье заставлять весь мир себе служить;
      Ваятель опытный вложил в бездушный камень
      Те страсти, что могли столетья пережить.

      И сохранил слова обломок изваянья: —
      «Я — Озимандия, я — мощный царь царей!
      Взгляните на мои великие деянья,
      Владыки всех времён, всех стран и всех морей!»

      Кругом нет ничего… Глубокое молчанье…
      Пустыня мёртвая… И небеса над ней…



Озимандием (Ozymandias, Ὀσυμανδύας) древние греки называли Рамсеса II





Голову Озимандия кто-то пытался отпилить


Французы с Шенодой в мертвой пустыне пригодились для передачи масштаба, хотя и загораживали голову второй статуи - близнеца младшего Мемнона, верхнюю часть которого увезли в Лондон. Другая часть стоит справа от входа, а голова лежит слева


За вторым двором находится гипостильный зал. В нем было 48 колонн, но на своих местах осталось тридцать девять. Конструкция похожа на большой гипостильный зал в Карнаке. За первым гипостильным залом находились другие залы и святилища, но все это или не сохранилось совсем, или сохранилось очень плохо


Сохранились остатки сооружений из глиняного кирпича, окружавших храм. На юге находились склады, пекарни и другие служебные помещения. Найденные папирусы в помещениях на юго-востоке, позволяют предположить, что там была школа для мальчиков, где их учили писать или рисовать. В реальности кирпичи выглядят более черными, чем на фотографиях. Это глина, но с большой примесью черного речного ила. Местами сохранилась штукатурка


Иногда люди спрашивают, где жили египтяне. Неужели во дворцах? Большая часть жилых помещений была построена из кирпича сырца, который сохраняется хуже, чем камень, поэтому и древняя городская застройка встречается реже. Сейчас благодаря плотине Нил не разливается, но в прошлом вода в разливы доходила до храма Рамсеса II, и городские кварталы на другом берегу часто оказывались затопленными. Нилометры позволяли предсказывать уровень Нила в разливы по результатам многолетних наблюдений. Это давало возможность рассчитать площадь посевных земель и в итоге урожай. Наверное, египтяне заботились и о сохранности жилищ, но Нил иногда разливался слишком сильно. Вероятно, толстые кирпичные стены делали прежде всего для защиты сооружений от воды. Но и строить заново из кирпича сырца египтяне умеют и умели быстро


А для вечности был камень

Оглавление

Пожалуйста, при использовании фотографий, текста и других материалов этого сайта указывайте источник  -  этот сайт и автора (Игорь Бондарев, www.bondareff.ru) со ссылкой на этот сайт
© Игорь Бондарев, 2005—2018