Про Боба и монастырь Святого Барсума
Все могло бы сложиться иначе, но как, я уже никогда не узнаю. А в тот вечер наша команда выгрузилась в полутьме из такси где-то на далекой окраине Каира. Вооруженная охрана не пропускала через железные ворота, поэтому Мина стал звонить, а я забрал у него свою огромную сумку и ждал вместе с Верой и Мэри. Маленький Иван как приз переходил из рук в руки от Веры к Мэри и обратно. За день он устал и особенно не сопротивлялся. Таксист сначала привез нас не в то место, но со второй попытки не без помощи Мины нашел дорогу.

Я не представлял себе, что это будет и как будет выглядеть, но, когда Мина в первый раз упомянул монастырь, я представил себе монашеские кельи и решил, что это будет нечто незабываемое. Однако позже выяснилось, что в монастыре есть все необходимое, плата посуточная и не сильно высокая, если платить за месяц вперед, поэтому лишений вместе с монахами мне испытывать не придется.

А начиналась эта история еще в Москве, где Мина рассказал мне о египетских ценах и заверил, что квартиру в Каире я смогу арендовать легко и за очень скромные по сравнению с Москвой деньги. Так я и планировал поступить, чтобы уже после переезда иметь свой временный дом и путешествовать время от времени по Египту. Но что-то пошло не так, поэтому по приезду я заселился в отель в центре города, который нашел в день вылета в Египет. И уже потом после встречи в Каире Мина предложил мне пожить в монастыре, так как квартиру искать уже не было времени, а отель слишком дорогой для длительного проживания.

Требования к жилью я описал сам. Ничего особенного, а просто спокойное место, где я смогу оставлять вещи, отдыхать между поездками, приводить себя в порядок и просто жить. Так и появился на горизонте событий монастырь, альтернативы которому в ближайшее время не предвиделось, поэтому я решил переселиться в него из отеля, а квартиру найти потом самостоятельно. Мэри и Вера с Иваном на руках подъехали в даунтаун к полудню, когда я собрал вещи, закинул за спину сумку, взял два рюкзака поменьше и вышел на улицу. Мы доехали на метро до Mary Girgis, где я бросил вещи в мастерской Мины до вечера. А вечером после работы Мина собирался отвезти меня в мой новый временный дом в Каире.

Мина скульптор. В тот день он заканчивал выполнение заказа, а мы отправились в коптские церкви и музей, находящиеся неподалеку. Эти церкви и крепость Вавилон (Babylon, Бабилон) существовали задолго до появления Каира. Взятие крепости в 640 году было фактически главным событием в завоевании мусульманами Египта. После этого Византия только сдавала территории в Египте и не смогла их вернуть уже никогда. Я видел фотографии «коптского Каира», но представлял себе все не так. В другой день мы возвращались вечером через старое коптское кладбище, которое находится слева от ворот крепости. Там много семейных склепов, но на кладбищах я не делаю фотографии. Впрочем, нет. Я снимал внутри склепа один раз, когда сидел в нем вместе с дружной компанией коптов недалеко от города Исны. Копты иначе относятся к умершим, но об этом в другой раз. А тем вечером в Каире мы вернулись в мастерскую.

Уже стемнело, а приемка работы заказчиком задерживалась. Мы отправились в гости к хозяйке магазинчика за углом и сидели у костра, ожидая, когда Мина освободится. Я показывал фотографии России, мы пили чай и немного говорили. Хозяйка магазина спросила Мэри, почему я разглядываю Луну, неужели в России ее не видно. Ее видно, но совсем не так. Все происходящее со мной было слишком необычным. Но пора было собираться и ехать в монастырь.

Мы приехали поздно вечером. Думая о том, как буду заселяться в свое новое жилище, я представлял, что отдам деньги, возьму ключи и пойду в свою комнату. Но миновав охрану наша группа отправилась в женскую часть монастыря, где было современное многоэтажное здание, а у входа в него нас встречала монашка в серых одеждах. Настоятельница, как я понял по ее уверенному и строгому поведению. Вслед за остальными я пожал ее руку, а потом нас провели коридорами в большой и ярко освещенный зал для конференций, где в окружении множества людей сидел Боб Тавардос II. И в этот момент настоятельница громко сообщила, что мы приехали из России, а сидевшие в зале захлопали. Я стал тихо спрашивать, слегка наклоняясь то к Мине, то к Мэри, что я должен делать и как себя вести, но им было не до того. Огибая сидевших в зале и протискиваясь вдоль стены, мы по очереди пошли здороваться. Вера, как крещенная и венчанная уже в коптской церкви, поцеловала руку вслед за Миной и Мэри, а я шел последним с рюкзаком за спиной и настоятельница, видя мое замешательство, сказала, что мне нужно просто поздороваться на английском и пожать руку. Так я и сделал. Но меня не покидало ощущение, что встреча провалена, и я все сделал не так. Патриарх сказал, что рад меня видеть, что-то еще говорила настоятельница, а мы все стояли у стены и улыбались.

Минут через пять, когда нас проводили в соседний зал и принесли чай, я еще несколько раз спросил всех по очереди, все ли прошло хорошо. Меня уверили, что все было хорошо, а Вера успокоила тем, что мы иностранцы, поэтому даже если что-то не так, то нам можно. Позже, когда мы сидели уже во дворике и ужинали в очередной раз, я пожалел, что фотоаппарат где-то среди вещей глубоко в сумке и даже на телефон я не снял эту встречу. После отъезда Патриарха из монастыря за мной пришли и проводили в мужскую часть, где я поблагодарил Мину совершенно искреннее за такое приключение. Моя «келья» оказалась похожей на небольшой номер египетского отеля. Скромно, но со всем необходимым. Так я стал жить в монастыре Святого Барсума в Маасаре на промышленной окраине Каира.
Действующие лица
Вера – подруга жены московского друга, с которой мы познакомились когда-то на дне рождения. А теперь и мой друг
Мина – египетский скульптор и муж Веры. Копт, египтянин
Мэри – младшая сестра Мины
Иван – сын Веры и Мины
Боб Тавардос II и Патриарх - Папа Александрийский и Патриарх Престола святого Марка во всей Африке и на Ближнем Востоке. Из-за отсутствия в арабском буквы «п», современные копты называют любого священника бобом, а папу бабой
Барсум – в прошлом Парсума, но под влиянием арабского стал именоваться через «Б». Египетский святой, живший на рубеже 13-14 веков
Места действия на картах google
Отель в даунтауне
Метро Mar Girgis, где находится "коптский Каир" и мастерская Мины
Крепость Вавилон (Бабилон)
Монастырь Saint Barsoum
Видео, записанное на телефон
Улицы даунтауна и вход в отель. Многие отели в этом районе занимают один или два этажа в старых зданиях

Mary Girgis и Крепость Вавилон (Бабилон)

Прогулки по зданию монастыря, в котором я жил, и по улице рядом в направлении метро El Maasara

Поездка из Mary Girgis на туктуке в кафе и кошери. Кошери это египетская паста из макарон разных сортов, бобовых и острых приправ

Фотографии

Вид с балкона отеля в даунтауне на соседние здания

Каир. Даунтаун

Вид с крыши здания, в котором я жил в монастыре, на храм во внутреннем дворе


Вид с крыши в сторону входа в монастырь


Рабочий стол в "келье" и вид из окна. Свет я специально делал таким, когда работал за столом


Мастерские и сам Мина в день завершения работы над заказом


Это не работа Мины, но в мастерских работают и другие люди


Вера, Мэри и маленький Иван в день моего переезда в монастырь


Внутри мастерской и я сам у костра рядом с соседним магазином. Эту фотографию сделала Мэри


Хозяйка магазина закрыла лицо, когда я делал снимок. А меня с Мэри фотографировала Вера


Вход в коптский музей. Вид из двора музея на станцию метро Mary Girgis


Посетители и прихожане. Копты


Коптский музей. Вход


Крепость Вавилон или Бабилон. Один из входов в крепость времен Византии, который сейчас закрыт


Дальше за башней крепости старое коптское кладбище


И сам Мина с Иваном на руках

Оглавление

Пожалуйста, при использовании фотографий, текста и других материалов этого сайта указывайте источник  -  этот сайт и автора (Игорь Бондарев, www.bondareff.ru) со ссылкой на этот сайт
© Игорь Бондарев, 2005—2018